?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

...и тапочки по почте

Когда спала первая «кроличья» волна после моего переезда к Грэму, выяснилось, что в его квартире вместо телевизора - небольшой серый кубик, стоящий на табуретке и показывающий картинку 20*20 см. Холодные зимние вечера требовали фильмов, поэтому с моей легкой подачи решено было купить телик. Был произведен тщательный отбор, в итоге остановились на новой модели размером в четверть стены и ценой во всю мою зарплату. Я уже писала, что тогда Грэм получал намного больше меня, но почему-то телевизор мы купили пополам. Мысль о распиле приобретения в случае расставания была очень скоро задавлена идеей жить с Грэмом долго и счастливо и умереть в один день под звуки перегорающего телика.

Когда отношения начали по кирпичикам рушиться, я как-то спросила Грэма, что будем делать, в случае чего, с этой нашей самой большой покупкой – кому она достанется? Он только отмахнулся – мол, дурацкие вопросы задаешь, все у нас хорошо.


Первую партию вещей я забирала со скоростью света, чтобы не передумать. Покидала в сумку белье, попавшуюся под руку одежду и фотоаппарат. Все остальное барахло, перевезенное мной в его дом за 2,5 года, было оставлено там на неопределенный срок. Через пару месяцев раздумий и выяснения отношений на расстоянии я-таки решила забрать остатки. Пока ехала к нему – ревела: вспомнилось, как ездила туда каждый день, как все было хорошо. Дома у него мы рыдали уже вдвоем, упаковывая вещи и вместе опустошая тарелку с виноградом. Грэм твердил, что нам надо все начать сначала. А я так расчувствовалась, что тоже прониклась этой идеей. Отменять вывоз вещей было уже поздно, поэтому мы решили, что я просто опять «забуду» кое-что, чтоб было, к чему вернуться. Я оставила сноуборд, байкерскую курточку (о ней я еще напишу отдельно), какие-то мелочи и, конечно же, телевизор. Кстати, когда я заикнулась о последнем, Грэм засмеялся и сказал, что я не могу лишить его «вообще всего». Ну да, конечно.
А через пару недель я узнала, что он встречается с нашей общей подругой. Тогда стало понятно, что вещам моим там не место. Я позвонила, перечислила все, что надо собрать и что можно выкинуть. И да, говорю, телевизор. Есть два варианта – либо я тебе отдаю половину его стоимости деньгами и забираю его себе, или ты мне возвращаешь мою долю, и он остается с тобой. Честно говоря, я ожидала всего, чего угодно, но только не того, что последовало после. Грэм начал визжать, что телевизор он мне никогда не отдаст, что я подлая и мелочная женщина, что он меня все эти годы КОРМИЛ, а я неблагодарная, что вопрос этот не обсуждается и точка. Я обалдела. На следующий день приехала за вещами – на порог квартиры меня не пустили, сносили вниз к подъезду пакеты. Он передал мне все, включая мусор и плюшевого зайца, которого еще месяц назад, по его словам, он обнимал на ночь, чтобы помнить обо мне. Все, кроме телевизора (и как потом выяснилось, курточки).

Его друзья предлагали набить ему морду и отобрать телик силой. Кто-то даже хотел написать на решетку радиатора в его машине. Я от всего отказалась. И вроде времени уже прошло достаточно, а все равно осадочек остался. Все говорят, что я дура, и надо было отвоевывать телевизор. А я до сих пор не знаю, правильно ли я сделала?..

Comments

alissonya
Mar. 2nd, 2014 08:57 pm (UTC)
зная его, точно нет. на мое внимание ему стало плевать ровно в тот момент, как он начал встречаться с другой. а внимание можно, конечно, и не обращать, но это равносильно тому, чтобы не постоять за себя в подобной ситуации.